Геоэкология и география

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Геоэкология и география PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 3
ХудшийЛучший 

В наиболее общей форме геоэкология - это направление науки, связанное с изучением взаимодействия человека со средой его обитания, но это определение сформировалось не сразу. Термин «геоэкология» ввел в географию немецкий ученый К. Тролль в 1966 г. в противовес «биогеоценологии» В.Н. Сукачева и в качестве синонима «ландшафтной экологии», термина, также обоснованного Троллем в 1939 г. Ландшафтная экология, по Троллю, представляет собой «изучение основных комплексов, обусловленных взаимоотношениями между живыми существами и их средой в данной части ландшафта» (Цит. по: Тимашев, 2000. С. 18). В этом понимании ландшафтная экология мало чем отличается от «экологии» Э. Геккеля 1866 г. как науки «об отношениях организмов к окружающей среде». По Ю. Одуму (1986), одному из основоположников современной экологии, экология как самостоятельная научная дисциплина возникла около 1900 г., но ее название вошло в общий лексикон науки лишь в 60-70-е гг. XX в.

До 1970 г. экология рассматривалась в качестве одного из разделов биологии. В рамках биологической экологии возникли основные понятия, в частности «экосистема», то есть система взаимодействия организма и среды. Ее основа - круговорот вещества и энергии между живой и ' неживой частями этой системы. На рубеже 70-х гг. XX в. экология вышла из биологии, «оформившись в принципиально новую интегрированную дисциплину, связывающую физические и биологические явления и образующую мост между естественными и общественными науками» (Там же. Т. 1. С. 13). Одум подготовил двухтомный труд о предмете и объекте экологии, о структуре экосистем и их динамике, ставший классическим. Одум не рассматривал экологию человека, хотя и отмечал значение взаимоотношений общества с природным окружением. Он писал, что «цивилизация продолжает зависеть от окружающей среды... Основные законы природы не потеряли своей силы... И теперь ее сохранение зависит от наших знаний о природе и разумных действий, направленных на сохранение и улучшение охраны среды посредством гармоничного, а не разрушительного вмешательства» (Там же. С. 12). Красноречивым выводом завершил Одум свое исследование: «Когда "наука о доме" (Экология) и наука о "ведении домашнего хозяйства" (Экономика) сольются и когда предмет этики расширит свои границы и включит в себя, наряду с ценностями, произведенными человеком, ценности, создаваемые окружающей средой, тогда мы на самом деле сможем стать оптимистами относительно будущего человечества» (Там же. Т. 2. С. 247).

История взаимодействия между людьми и окружающей их средой столь же продолжительна, как и история развития человеческого общества (Петров, 1997, 2000; Богучарсков, 2005). Интерес к исследованию этого взаимодействия также имеет длительную историю, однако в особенно обостренной форме он проявился в последние десятилетия.

Фундаментальное рассмотрение экологии, ее теоретического арсенала выполнил Николай Федорович Реймерс (1931-1993). Им намечены десятки направлений внутри экологии, призванные изучать отдельные составляющие биосоциального комплекса, называемого биосферой. Экология отличается биоцентризмом,   но,   по  Реймерсу,   экология  небиология. «Биологическая ее составляющая - взгляд от живого на окружающую среду и от этой среды на живое... Ее предмет- сохранение функциональной и структурной целостности того центрального объекта, который вычленяется в процессе исследования... Такая экология уже совсем не биология и никакая иная наука, она сама по себе новый раздел знания, равный, а может быть, и более широкий, чем математика, физика, химия и так далее, но отнюдь не философия, что следует из самого определения науки о выживании» (Реймерс, 1994. С. 12), в том числе и о выживании человечества. Реймерс нигде не упомянул о вкладе географии в становление экологии. С сожалением Реймерс отметил: «Цикл дисциплин о выживании человечества (что может быть актуальнее?), как ни странно, не получил абсолютного права на гражданство в здании науки. Глубинная причина этого явления, как кажется, в том, что "большой" экологии, или мегаэкологии, собственно, и нет как единого целого. Имеется масса проблем, есть изначальная праматерь в виде биоэкологии, пусть с не очень четкими логическими основаниями, но все же с давно складывающейся структурой, теоретическими посылками и так далее. В мегаэкологии всего этого пока не существует. Прежде всего нет фундаментальных теоретических основ» (Там же. С. 12-13). Но как же так? Куда подевался весь опыт развития географии, одной из ее замечательных частей - антропогеографии с обруганной концепцией географического детерминизма? Нет, опыт изучения взаимодействия людей со средой их обитания имеет многовековую историю. К.М. Петров (1997) проследил эту историю от глубокой древности до наших дней. Среди предшественников современных экологов называют Аристотеля и Гиппократа, Бюффона и Ламарка, Рулье и Северцова, Гумбольдта и Реклю, Марша и Чихачева, Мечникова и Ратцеля, Военкова и Докучаева. Вершиной научных геоэкологических построений является учение о биосфере Вернадского. А разве учение о географической оболочке с обнаруженными и изученными ее свойствами единства, зональности, ритмичности пространственной и временной, круговоротами вещества и энергии, в том числе и с участием живых организмов, другими фундаментальными закономерностями не послужили теоретической основой для формирования глобальной экологии и ее региональных отделов? Другое дело, что выводы великих ученых опережали время, и пик спроса на их труды пришелся на вторую половину XX в.

География всегда была экологичной, поскольку ее объектом является система «природа -общество - хозяйство» в ее единстве и пространственном распространении. В центре этой системы, если не явно, то опосредованно, находится человек, его оценка географических объектов и явлений с целью узнать нечто новое и по возможности приспособить для своих нужд. Еще в начале XX в. один из настоящих теоретиков экологии, в особенности ее прикладной части, Г.Ф. Морозов утверждал: «...вся мелиорация (экологии в нынешнем понимании тогда еще не существовало) от начала до конца, во всей совокупности и во всех частностях, есть не что иное, как сама география, живая, деятельная, желающая не только познавать, но и деятельно работать в области культурных задач человечества... Мелиоратор должен быть прежде всего географом, и как таковой он должен быть натуралистом, умеющим, однако, математически мыслить».

Интерес к экологии стал обостренным, когда место исследуемого организма занял человек, а средой его обитания стала биосфера, географическая оболочка, ойкумена или человеческий дом с заметными следами «изношенности». Интерес был подогрет выводами участников Римского клуба 1968-1972 гг., заговоривших о пределах роста, о предстоящих для человечества кризисных ситуациях в связи с исчерпанием основных природных ресурсов и все возрастающих процессах загрязнения мест обитания. «Идея защиты окружающей среды... стала господствующей общественной парадигмой. Она сформировалась под влиянием тревоги за будущее человечества. Экологический бум - результат не только крайне неблагоприятных для человека изменений в биосфере. Это определенная реакция общественного сознания, которое, наконец, начало подходить к пониманию важности оценки места человека в природе... Человечество осознало, что размеры и ресурсы нашей планеты ограниченны, что усиливающееся загрязнение окружающей среды вредит здоровью нынешнего и может сделать невозможной жизнь последующих поколений» (Петров, 1997. С. 4, 7).

У истоков современной отечественной глобальной экологии стоял М.И. Будыко, Сам Будыко считал, что он начал исследования в этом направлении с конца 40-х гг. XX в. «Результаты этих исследований были изложены в ряде публикаций, в том числе в отдельных разделах книг «Тепловой баланс земной поверхности» (1956), «Климат и жизнь» (1971), «Изменение климата» (1974). В 1977 г. Будыко издал монографию под названием «Глобальная экология», в которой «уделил основное внимание центральной проблеме глобальной экологии - круговороту энергии и различных категорий вещества в биосфере» (Будыко, 1977. С. 4). К числу главных задач экологии Будыко отнес «изучение антропогенных изменений окружающей человека среды в интересах человеческого общества» (Там же. С. 5). Будыко привел примеры антропогенного воздействия на глобальные природные процессы, сделал вывод, что нерегулируемая деятельность человека в конечном счете может привести к глобальному экологическому кризису, что делает необходимым составление прогноза изменений в биосфере. «Такой прогноз нужен для выбора оптимальных путей технического прогресса, не оказывающего губительного влияния на окружающую среду» (Там же. С. 8). Будыко подтвердил основную задачу глобальной экологии, то есть разработку «прогнозов возможных изменений биосферы под влиянием деятельности человека при различных вариантах хозяйственного развития» (Там же. С. 15). В числе дальнейших исследований проблем глобальной экологии Будыко указал на возможность применения численных моделей для прогнозов изменений биосферы, а также на необходимость изыскания «методов воздействия на крупномасштабные процессы в биосфере для создания глобальной системы регулирования биосферы в интересах человеческого общества» (Там же. С. 16). Успех изучения и предупреждения неблагоприятных планетарных экологических процессов Будыко видел в действенном международном сотрудничестве.

Постепенно экология стала не только привлекательной областью знания. Экологом стало быть выгодно. Реймерс считал, что отсутствие фундаментальных теоретических основ экологии привлекло к ней даже тех, кто в этой сфере знаний ничего не смыслит. «Все стали "экологами", - негодовал Реймерс (1994. С. 13). - Такого взрыва профанации знания не было в истории человечества. Раз все стали "экологами", то почти все стали называть "экологией", в том числе охрану природы и охрану окружающей человека среды». Реймерс, не в пример многим отечественным ученым, вынужден был признать: «Уже происходят процессы антропогенного разрушения глобальных совокупностей и взаимосвязей живого и неживого. "Экологический инфаркт" и "экологический апокалипсис" стали не столько эмоционально-алармистскими пугалами, сколько возможной реальностью, хотя и отвергаемой многими сугубо оптимистично настроенными учеными и политиками. Не впадая в "экологическую панику", тем не менее следует признать, что проблемы экологии приобрели жизненно важное значение. Вне широких обобщений, знания четких "правил игры" едва ли можно рассчитывать на успех их решения. "Правила игры" задает нам природа» (Там же. С. 40).

Собственно говоря, совокупным объектом изучения классической географии были природа, люди, их обычаи и занятия. Петров (1994. С. 6) заключил: «В современных научных исследованиях объекты экологии и географии часто сливаются. Поэтому возникла необходимость в интегрирующей науке- геоэкологии», географической экологии. Геоэкологию Реймерс (1990. С. 95) определил как «раздел экологии (по другим воззрениям - географии), исследующий экосистемы (геосистемы) высоких иерархических уровней - до биосферы включительно. Синонимы: ландшафтная экология, иногда биогеоценология». По В.Б. Поздееву (1998. С. 154; 2004. С. 19), геоэкология- это «интегральное научное направление, находящееся в сфере пересечения естествознания, обществознания и технознания и изучающее пространственно и системно организованные процессы и явления, возникающие в результате взаимодействия общества и природы». По определению Б.И. Кочурова (2003. С. 350), «геоэкология - наука о пространственно-временных закономерностях взаимодействия общества с окружающей природной средой». Она объединяет усилия географии и экологии. Но, добавил Кочуров, человек живет не только в природной, но и техногенной, экономической и культурной средах. Эти определения и многие другие подчеркивают если не полное совпадение с разделом взаимодействия общества и природы в географии или ландшафтоведении, включающем и его антропогенную составляющую, то по крайней мере указывают на значительное сопряжение объектов изучения географии и геоэкологии.

Проблемы экологии и геоэкологии очень быстро привлекли внимание не только географов и биологов. Традиционное поле деятельности географов стало все чаще использоваться учеными иных сфер деятельности. Иначе чем объяснить появление первого академического журнала под названием «Геоэкология», исходное содержание которого должно быть направлено на исследование инженерно-геологических, гидрогеологических и геокриологических проблем. Переквалификация геологов в геоэкологов происходит интенсивно и агрессивно в отношении географии. И поделом. Долгое время выработке общих теоретических подходов в географии по отношению изменяющегося мира под влиянием цивилизационных процессов мешала идеологическая установка о различных законах, управляющих природными и социально-экономическими процессами. Сторонники консолидации физической и экономической географии

и тем более ее единства подвергались жестокой критике. Искусственно созданный раздел привел к неоправданно резкому размежеванию географической науки. В условиях глубокой дифференциации географии комплексная проблема изучения взаимодействия общества и среды его обитания и деятельности оказалась в значительной степени вакантной. Тревога участников Римского клуба о неблагополучии природного окружения людей, опасного для цивилизационного развития, воспринималась в нашем отечестве как проявление буржуазной апологетики, неверия в творческие силы человечества, бесперспективность капиталистического пути развития.

Первыми перестройку географического образования на геоэкологических основах предложили осуществить петербургские географы, преобразовавшие географический факультет в факультет географии и геоэкологии. В 1994 г. ими под редакцией В.Г. Морачевского было создано учебное пособие «Основы геоэкологии», в котором были определены задачи новой дисциплины и сформулированы понятия научного направления. В.Г. Морачевский и К.М. Петров рассматривают современную экологию как междисциплинарную область знания, «которая стремится понять множество связей, существующих между человеческим обществом и природной средой, и исследует органическое единство естественно-научных и социально-экономических проблем» (Основы геоэкологии, 1994. С. 5). Этот вывод стал возможен в результате нарушения «идеологической чистоты» природной и социально-экономической частей науки, вызванного признанием действительной опасности обостряющихся экологических проблем. «Геоэкология, - по Морачевскому и Петрову, - наука, изучающая необратимые процессы и явления в природной среде и биосфере, возникающие в результате интенсивного антропогенного воздействия, а также близкие и отдаленные во времени последствия этих воздействий. Такое определение экологии позволяет считать ее наукой географической» (Там же. С. 6). Задачами геоэкологии названы: «исследование источников антропогенного воздействия на природную среду и биосферу, их интенсивности и пространственно-временного распределения; создание и оптимизация геоинформационных систем, обеспечивающих непрерывный контроль за состоянием природной среды (биосферы), в основе которой лежит ее мониторинг в различных организационных формах; изучение уровня загрязнения и деструкции компонентов глобальной геосистемы, постоянный и повсеместный контроль их динамики; изучение экологической нагрузки на природные ландшафты и их функционирование как экосистем, нормирование и регулирование нагрузок на экосистемы исследование "отклика" биосферы на антропогенные процессы различного характера; оценка, прогноз и моделирование последствий антропогенных воздействий, проявляющихся в изменении состояния компонентов глобальных и региональных геосистем, в изменении интенсивности процессов тепло-массо-энергообмена между ними для разных временных масштабов; географо-экологические исследования устойчивости природной среды, подвергнутой антропогенному воздействию; разработка рекомендаций по сохранению целостности природной среды и биосферы путем оптимизации хозяйственной деятельности человеческого общества и регламентации ресурсосбережения» (Там же. С. 6-7). Подобное толкование геоэкологии и ее задач дано И.Е. Тимашевым (2000. С. 19; 2001. С. 24). Ссылаясь на В. Виноградова, Тимашев выразил согласие с тем, что «геоэкология как географическая дисциплина становится наукой о географической среде, ее геосистемах, ландшафтах или природно-территориальных комплексах, изучаемых в качестве среды обитания организмов, человека прежде всего, с одной стороны, и среды социально-экономической деятельности - с другой». Цели геоэкологии, по Тимашеву, - решение проблем, связанных с состоянием окружающих ландшафтов, влиянием на него природных и антропогенных процессов. «Геоэкологию в ее эколого-ландшафтном понимании, - считает Тимашев (2000. С. 21), - можно по праву назвать наукой XXI в. В сферу ее интересов попадают актуальнейшие проблемы взаимодействия географической среды и общества». Не происходит ли подмена геоэкологией географии и ее части - ландшафтоведения? В этом отношении показательно также толкование социальной экологии. По Реймерсу (1990. С. 596), социальная экология есть «научная дисциплина, рассматривающая взаимоотношения в системе "общество -природа": изучающая взаимодействия и взаимосвязи человеческого общества с природной средой и разрабатывающая научные основы рационального природопользования».

Уже приходилось писать (Богучарсков, 2001) о том, что географию вытесняют с ее традиционного поля деятельности. В частности, как будто не подозревая о существовании географии, три доктора философии А.Д.Урсул, Ю.Ю.Галкин и А.М.Анохин (2000. С. 11-12) развивают мысль о становлении новой науки - социальной экологии - и ее задачах: «Социальная экология прежде всего изучает влияние способа производства, производственной деятельности человека на природную среду, а также влияние на общество и собственно на человека... Ее можно трактовать и как прогностическое научное исследование, направленное на решение конкретных проблем... исходное начало социальной экологии - противоречие между природой и обществом. Основными в ее категориальной системе являются понятия "биосфера", "общество", "человек", "окружающая среда" и др. Социальная экология призвана формулировать качественно новые типы законов, отражающих взаимосвязь природы, технико-технологической сферы жизни общества и человека...». И ни одного слова, ни одного намека хотя бы о какой-то связи социальной экологии в интерпретации авторов с географией. И этот пример не единичный.

На необходимость усиления сопряженных геоэкологических исследований человека, среды его жизни и деятельности указывал B.C. Преображенский (1990), но это совсем не отменяет и не заменяет необходимость в развитии этой проблематики в географии и в ее составляющих. На самом же деле самими географами сдаются позиции географии в угоду конъюнктуры. Традиционные географические направления объявляются экологическими, а сами географы нередко предпочитают называть себя экологами. Было бы совсем неоправданно в охватившем всех наукотворчестве потерять географию, история развития которой была связана с изучением природы, общества и его деятельности как единой системы и был накоплен уникальный теоретический багаж ее исследования. Об этом писал А.Г.Исаченко (1995) в связи с проблемой интеграции географических наук, которая представляется как объективная необходимость. «...Именно география сохранила целостный взгляд на окружающий мир и осталась

единственной наукой, способной наиболее широко и всесторонне охватить проблемы взаимодействия человека и природы». Но, с горечью говорил Исаченко, «происходит терминологическая подмена ландшафтоведения, палеогеографии и других отраслей географии геоэкологией, и делается это в значительной мере в угоду моде на экологию» (Там же. С. 6, 17). География изначально была экологичной, но внутренние распри, размежевание физической и экономической географии, увлечение проектами преобразования природы вынуждают экологизировать географию заново. Экологическую географию Исаченко рассматривает в качестве междисциплинарного направления, остающегося географией по своему существу и предмету исследования. «Ее можно определить как раздел, или особое исследовательское направление географической науки, предметом которого служит изучение географической среды с гуманитарно-экологической точки зрения и в целях ее сохранения и улучшения (оптимизации). Концептуальной основой экологической географии является представление о географической среде как совокупности сложно организованных ("структурированных"), иерархически соподчиненных геосистем разных порядков» (Там же. С. 18 -19). Исаченко (2002) показал возможности эколого-географического анализа географической среды и расселения на примере горных территорий.

Провозглашение экологии и геоэкологии науками вольно или невольно отодвигает географию от решения актуальных проблем современности. Об экологии как о междисциплинарной науке, о комфортности географической среды и оптимизации ландшафта писал в одной из последних работ Ф.Н. Мильков (1997). СП. Горшков (1997) рассматривает геоэкологию как новый уровень междисциплинарной интеграции. На его взгляд, «геоэкология - наука об организованности биосферы, вмещающей ее супергеосферы и околоземного Космоса, об их антропогенном изменении и способах управления для целей выживания и устойчивого развития цивилизации: наука о механизме и архитектуре окружающей среды, использующая ретроспективы и прогнозирование» (Там же. С. 11).

В предпринятом обзоре показаны взгляды об экологии и геоэкологии наиболее известных географов, опыт и мнение которых являются бесценным даром для молодых исследователей. Но так ли этот дар безупречен? На заседании Научного совета по фундаментальным географическим проблемам при Международной ассоциации академий наук СНГ, состоявшемся в Молдавии в 1999 г., нынешний президент Русского географического общества Ю.П. Селиверстов, остановившись на понятии «геоэкология», заявил: «...предмет и объект географической науки отдаются искусственно создаваемому направлению. Экологический аспект всегда был силен в географии как часть нашей науки. Неопределенность содержания так называемой геоэкологии вне географии очевидна, поэтому географам надо быть внимательными к целостности и единству своей науки и во всяком случае самим не разрушать географию. Новые акценты, связанные с антропогенизацией географической среды, должны оставаться в пределах географической науки и решаться географами» (Котляков, Глазовский, Салтыковская, 2000. С. 120). Директор Института географии РАН В.М. Котляков поддержал высказанную Селиверстовым озабоченность возможностью растворения географии в геоэкологии. «Мы ставимпод угрозу само существование нашей науки», - резюмировал Котляков. Географам следует почаще напоминать о целях и задачах своей науки, о методологических подходах и методическом арсенале исследования природно-социохозяйственных связей и взаимодействий хотя бы для того, чтобы не было поползновений для «открытий» там, где исторически надежно обосновалась география. Но география должна не только отстаивать свое первородство, но и реально усилить общетеоретическое крыло, судьбоносное для географии, для биосферы в целом и для перспектив существования самого человечества.

Проблемы взаимодействия природы и общества, не разрушающего целостности географической оболочки на ее нынешнем биосферном (антропосферном) этапе развития, чрезвычайно сложны и не могут быть решены в рамках одной науки. Необходима консолидация усилий представителей разных научных направлений ученого сообщества. Вместе с географами, но не вместо их. Примером в высшей степени полезной деятельности в направлении разработки теоретических проблем нормализации отношений в системе «среда -человеческое общество» может служить научный подвиг математика по амплуа, философа по широте взглядов, гуманиста по нравственным принципам Н.Н. Моисеева. Под руководством Моисеева была создана наиболее полная математическая система для прогнозирования глобальных биосферных процессов.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.