Географическое прогнозирование

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home История географии Комплексные и прикладные аспекты развития современной географии Географическое прогнозирование
Географическое прогнозирование PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 14
ХудшийЛучший 

Прогноз вообще - это форма научного предвидения. Географический прогноз является научно обоснованным предвидением изменения природных и социально-экономических свойств территорий в обозримой перспективе. Из числа ученых, бывших у истоков географического прогнозирования, можно назвать И.Р. Спектора (1976. С. 192), который наиболее полно определил сущность этого научного направления. На его взгляд, «географический прогноз есть высказывание, фиксирующее с априорной оценкой вероятности и заданным временем упреждения состояния социально-экономических и природных систем, формирующихся на земной поверхности в характерных пространственно-временных интервалах».

Географическое прогнозирование как научное направление возникло в связи с крупным народно-хозяйственным планированием, связанным с освоением природно-ресурсного потенциала, и проведением экспертных оценок разрабатываемых проектов. Как утверждал Ю.Г. Симонов (1990), географическое прогнозирование зародилось в Московском университете в 70-е гг. XX в. Его основы разрабатывались Ю.Г. Саушкиным (1967, 1968), Т.В. Звонковой, М.А. Глазовской, К.К. Марковым, Ю.Г. Симоновым. Студентам-географам 5 курса МГУ читался объемный курс «Рациональное природопользование и географический прогноз». Т.В. Звонкова опубликовала учебное пособие «Географическое прогнозирование» (1987). Звонкова (1990. С. 3) считает, что «географическое прогнозирование - комплексная эколого-географическая проблема, где теория, методы и практика прогнозирования тесно связаны с охраной природной среды и ее ресурсов, планированием, экспертизой проектов». Географы 60-80-х гг. истекшего века

участвовали в разработке крупных природопреобразовательных проектов, их экспертизе, в составлении ситуационных прогнозов возможного изменения территориальных природно-хозяйственных комплексов в направлении их оптимизации. Географы были вовлечены в обоснование проектов переброски части водного стока рек Европейского Севера России в бассейны Азовского и Каспийского морей, реконструкции водного хозяйства так называемого Срединного региона, включавшего Западную Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию. Примером принципиальной позиции географов может служить отрицательное заключение Института географии АН СССР на проект Нижне-Обской ГЭС. Как отмечал Симонов (1990. С. ПО-111), «цель географической оценки рационального природопользования... сводится к оптимизационной задаче - как изменить хозяйственные функции территории в лучшую сторону... оценке степени географической рациональности использования территории в этом случае...». Географическое прогнозирование предполагало: «установить границы изменения природы; оценить степень и характер ее изменения; определить дальнодействие эффекта антропогенного изменения и его направленность; определить во времени ход этих изменений, учитывая взаимосвязь и взаимодействие элементов природных систем и тех процессов, которые осуществляют эту взаимосвязь» (Там же. С. 109).

Географические прогнозы могут быть классифицированы по разным признакам. Они могут быть локальными, региональными, глобальными; краткосрочными, долгосрочными и сверхдолгосрочными; покомпонентными и комплексными; связанными с исследованием динамики природных, природно-хозяйственных и социально-экономических систем.

Особое место в мировой и отечественной географической литературе приобрели прогнозы глобального и рационального, но связанного с глобальными процессами прогнозирования. Толчок для прогнозов такого характера на периоды 20, 50 и 100 лет дали выводы участников Римского клуба. Не сразу, но озабоченность перспективами развития человечества в изменяющемся мире передалась отечественным ученым и общественным деятелям.

Глубокие основополагающие исследования динамики климата под влиянием природных факторов и хозяйственной деятельности людей выполнены М.И. Будыко. Проблема влияния деятельности человека на климат и в целом на окружающую среду им была сформулирована еще в 1961 г. В 1971 г. им был обнародован прогноз предстоящего глобального потепления, но он вызвал недоверие у климатологов. Изучая естественные изменения климата в геологическом прошлом, Будыко пришел к выводу о постепенной потере тепла земной поверхностью за счет снижения концентрации углекислого газа в атмосфере и о вероятном наступлении новой эпохи оледенения в предстоящие 10-15тыс. лет. Однако на изменение климата все возрастающее влияние оказывает деятельность людей. С ней связан рост производства энергии, увеличение содержания углекислого газа в атмосфере, изменения концентрации атмосферного аэрозоля. В работе 1962 г. Будыко отмечал, «что увеличение производства энергии от 4 до 10% в год может привести к тому, что не позже чем через 100 - 200 лет количество тепла, создаваемого человеком, будет сравнимо с величиной радиационного баланса всей поверхности континентов. Очевидно, что в таком случае произойдут громадные изменения климата на всей планете» (Будыко, 1974. С. 223).

Деятельность человека изменила направление процесса концентрации атмосферной углекислоты вместо уменьшения к заметному его увеличению. Парниковый эффект углекислого газа также ведет к разогреву приземного слоя воздуха. Противоположный процесс, ведущий к снижению температуры воздуха, связан с повышением запыленности атмосферы. Будыко были вычислены параметры влияния антропогенного аэрозоля на среднюю глобальную температуру приземного слоя воздуха. Результирующим эффектом сочетания трех указанных антропогенных факторов является «быстрое повышение планетарной температуры. Это повышение будет сопровождаться громадными изменениями климата, которые могут привести к катастрофическим последствиям для народного хозяйства многих стран» (Там же. С. 228) уже в ближайшие 100 лет. Подобное изменение климата Будыко рассматривал в качестве первого реального признака «глубокого экологического кризиса, с которым столкнется человечество при стихийном развитии техники и экономики» (Там же. С. 257). В последующих работах Будыко была развита концепция изменений климата и биосферных процессов на основе уточнения количественных параметров действующих факторов и проверки тесноты их связи по данным реальных наблюдений в различных широтах земного шара. Этой проблеме были посвящены книги Будыко «Климат в прошлом и будущем» (1980), «Эволюция биосферы» (1984). Под руководством Будыко были подготовлены коллективные монографии «Антропогенные изменения климата» (1987), «Предстоящие изменения климата» (1991), в которых были подтверждены прогнозы Будыко на последние десятилетия XX в. о повышении среднегодовой температуры воздуха в средних широтах на 1 °С по сравнению с доиндустриальным периодом и составлены прогнозы на XXI в. Согласно прогнозу, среднегодовая температура приземного слоя воздуха увеличится на 2 °С к 2025 г. и на 3 - 4 °С к середине XXI в. Наиболее существенный прирост температуры происходит в холодный период.

При значительном потеплении предполагается повышение влажности воздуха, увеличение объема выпадающих атмосферных осадков и в целом установление на территории России более благоприятной обстановки для развития биоты. Но в первые десятилетия наступившего века не исключено повышение частоты засух, возвратов холодов в весенний период, проявлений катастрофических атмосферных процессов.

Прогнозы Будыко основаны на учете тенденции увеличения концентрации в атмосфере углекислого и других парниковых газов с учетом анализа палеогеографической информации. На основе палеогеографических реконструкций аналогичные выводы о предстоящих изменениях ландшафтно-климатических условий в предстоящие периоды наступившего века были получены А.А. Величко и сотрудниками возглавляемой им лаборатории эволюционной географии Института географии РАН. Ожидаемое антропогенное повышение средней глобальной температуры в первое десятилетие века близко к ГС, в 2025-2030 гг. оно станет близким к 2 "С, а в середине века прирост температуры оценивается в 3 -4 °С (Величко, 1991). В центральных районах Русской равнины и Западной Сибири будет 94   наблюдаться рост суховеев, пыльных бурь, лесных пожаров (Величко, 1993). Будет происходить деградация вечной мерзлоты, увеличатся темпы повышения уровня Мирового океана, активизируется абразия берегов арктических и других морей (Каплин, Павлидис, Селиванов, 2000), будет постепенно происходить перестройка структуры ландшафтов, особенно в высоких широтах. Предстоящее потепление будет вначале напоминать климат атлантического оптимума голоцена, в дальнейшем - климат Микулинского межледниковья.

Величко (1992) выполнена детализация изменений ландшафтов европейской территории России и Западной Сибири в первую половину XXI в. по природным зонам. В частности, в Арктике наиболее вероятно потепление на 4 - 6 °С летом, до 6 - 8 °С зимой и увеличение атмосферных осадков на 100 - 200 мм. В этих условиях ландшафты арктических пустынь будут замещаться тундрами. Условия плавания по Северному морскому пути несравненно улучшатся; уже сейчас мощность арктических льдов на 30% уменьшилась, по сравнению с полувековой давностью. В зоне тундры предполагается уменьшение площади заболачивания, увеличение доли злаковой растительности, на южных пределах - все большее распространение деревьев.

В лесном поясе в европейском секторе в первые два-три десятилетия зимой и летом станет теплее на 1-3 °С и снизится объем выпадения атмосферных осадков до 50 мм. Уменьшится объем речного стока на -50-100 мм, или на 15% от нормы. К середине века будет наблюдаться еще более глубокое потепление, сопровождающееся увеличением увлажнения. Речной сток будет возрастать существенно, на 20%, увеличится агроклиматический потенциал. В Западной Сибири уменьшится площадь заболачивания.

В степной зоне зимой станет теплее на 3 - 5 °С, но лето может оказаться прохладнее; объем осадков увеличится на 200 - 300 мм. Злаковая растительность будет замещаться мезофильной, влаголюбивой, граница леса будет сдвигаться постепенно к югу. Агропромышленный потенциал к середине века может увеличиться на 40%. Общий вывод по представленному прогнозу относительно соотношения тепла и увлажнения основной территории России может быть выражен следующим образом: условия жизни людей станут более благоприятными. Прогнозы подобного типа относятся к числу вероятностных, то есть вероятны и иные выводы.

Согласно модели общей циркуляции атмосферы (Сиротенко, 1991), в случае потепления все природно-климатические зоны могут сместиться в сторону высоких широт. Южные регионы России могут оказаться в полосе воздействия тропических воздушных масс высокого давления и низкого увлажнения. А это означает снижение биологической продуктивности агроэкосистем на Северном Кавказе на 15%, в Поволжье на 17%, в Центральном черноземном районе на 18%, в Уральском районе на 22%. Этот вывод согласуется с «законом» А.И. Воейкова: «тепло на севере сухо на юге». Но этот «закон» противоречит выводам, полученным по палеогеографическим реконструкциям, и современным тенденциям одновременного повышения температуры и увеличения объема выпадающих осадков. Это дало основание В. Сун с соавторами (2001 С 15) заявить: «...мы все еще не способны достоверно предсказать климат будущего… Предложенные до сих пор сценарии изменений глобального климата можно интерпретировать лишь как условные численные эксперименты по чувствительности климата, но никак не прогнозы». Нужны новые серьезные исследования.

Более значительные последствия для людей может повлечь и влечет на самом деле изменение геохимической обстановки в среде их обитания, в характере изменений, происходящих в биосфере в целом. Во многих исследованиях отечественных и зарубежных ученых делаются выводы о грозящей экологической катастрофе, связанной с дисбалансом в функционировании биосферы. «Глобальная экологическая система, - констатировал В.М. Котляков (1991. С. 6, 7), - уже не может развиваться спонтанно. Необходима сознательная упорядочивающая и регламентирующая действия деятельность, гарантирующая выживание природы и человечества. Альтернативы нет: или Земля погибнет и мы вместе с ней, или мы выработаем и будем соблюдать некий научно-культурный кодекс поведения человечества. Выживание обеспечивается лишь разумным управлением глобальной природно-антропогенной геосистемой». И далее: «Сколько-нибудь разумный выбор управленческих решений немыслим без знаний о динамике природных процессов, их антропогенных трансформаций, о территориальном распределении ресурсов, населения, производства, о пределах устойчивости естественных и техногенных территориальных систем и об их сочетании в пространстве. Все это традиционный объект географии».

Именно озабоченностью о перспективах развития земной цивилизации был продиктован созыв Международной конференции ООН по окружающей среде и развитию с участием глав государств и правительств в Рио-де-Жанейро в 1992 г. и совещаний в последующие годы. Была провозглашена концепция устойчивого развития мировой системы на основе соблюдения законов природы, суть которого изложена в теории биологической регуляции окружающей среды В.Г. Горшкова (1990). Основное содержание теории Горшкова включает следующие положения. Биосфера обладает мощными механизмами стабилизации параметров окружающей среды благодаря замкнутой системе круговоротов веществ. Круговороты веществ на много порядков превосходят естественный уровень возмущений окружающей среды, что позволяет ей  компенсировать  неблагоприятные  изменения  путем  размыкания круговоротов. Главное - определение порога устойчивости биосферы, при превышении которого нарушается устойчивость биоты и ее среды обитания. Установлено, что биосфера устойчива до тех пор, пока потребление первичной продукции человеком не превышает 1%, остальные 99% затрачиваются биотой на стабилизацию окружающей среды. Но, делают выводы ученые (Данилов-Данильян и др., 1996, Данилов-Данильян, 1997), порог потребления продукции биоты в 1% был превышен еще в начале XX в. Сейчас доля потребления первичной продукции составляет около 10%. При существующих темпах экономического развития и роста населения через 30 - 50 лет будет использоваться около 80% чистой биологической продукции. Биота и окружающая среда потеряли устойчивость, и экологическая катастрофа уже началась.

Чтобы стабилизировать условия развития человечества, необходимо выполнить как минимум три условия: численность населения Земли не должна превышать 1-2 млрд чел.; доля освоенной суши должна быть сокращена до 40, потом до 30% (без учета площади Антарктиды), сейчас освоение хозяйственной деятельностью суши составляет около 60%; экономический рост не должен нарушать основные свойства биосферы, ее устойчивость, в частности, должен быть снижен объем энергопотребления. «Есть все основания полагать, что биота имеет механизмы вытеснения тех видов, которые нарушают ее устойчивость... Это вытеснение уже началось... Нам необходимо изменить все: стереотипы, цели экономики, характер поведения, этику. Иначе биота... обеспечит свою устойчивость сама, скорее всего, разрушив часть самой себя вместе с человечеством... Слово "освоение" должно занимать в нашем лексиконе такое же место, как слова "война",  "грабеж",  "убийство". Надо принять  законы,   в которых призывы и действия, ведущие к дальнейшему освоению Севера, Сибири, Дальнего Востока, расценивались бы как самые серьезные преступления против народов России» (Данилов-Данильян, 1997. С. 33, 34).

Несоблюдение принципов устойчивости биосферы неминуемо ведет к социально-экологической катастрофе. Генетическое вырождение населения из-за загрязнений начнется не позднее конца первой - начала второй четверти текущего века. Ю.Н. Сергеев (1995) предрекает пик экологической катастрофы в России на 2050 - 2070 гг. К 2060 г. будет израсходовано 90% топливных ресурсов. К 2070 г. из-за токсикантов и недостатка продуктов питания численность населения на территории бывшего СССР сократится до 120 млн. чел., а продолжительность жизни - до 28 лет. Россия способна пережить социально-экологический кризис и перейти к устойчивому развитию, так как обладает необходимой этнической культурой и огромными земельными ресурсами (Мягков,  1995). Но это возможно не на основе рыночной экономики западного типа, а на принципах социально-экологических запретов (Мягков, 1996), По представлениям В.А. Зубакова (1996), выживание человечества и всего животного мира возможно только в результате мировой экологической революции. Главной ее целью должно быть сознательно и добровольно избираемое сокращение народонаселения мира до размеров, гарантирующих равновесное соотношение человечества с биосферой и, следовательно, радикальное решение всех экономических проблем. Главной социальной силой должны стать женщины, что должно проявиться в восстановлении некоторых элементов матриархата в образе жизни людей. Главной целью женщин в обществе будущего должен быть не процесс рождения детей сам по себе, а воспитание достойного члена общества.

Много и продуктивно проблемами глобального развития занимается К.Я. Кондратьев (1997, 1998, 2000). На его взгляд, не все до конца ясно в причинах современного потепления. Антропогенная причина этого процесса возможна, но не доказана. Прекращение роста населения и использования природных ресурсов желательно. Подлинной глобальной катастрофой может оказаться нарушение замкнутости круговоротов, уже приводящее к разрушению биосферы. Необходим поиск новой социально-экономической парадигмы развития «на основе беспрецедентно широкой кооперации специалистов в области наук о природе и обществе» (Кондратьев, 2000. С. 16) в обстановке глобального партнерства «в условиях демократии, уважения к людям и согласия между государствами» (Кондратьев, 1997. С. 11).

Иные взгляды на экологические проблемы, более оптимистичные для человеческого общества, развивает Ю.П. Селиверстов.  По его мнению, «вклад человека в пополнение атмосферы углекислым газом, озоном и другими летучими соединениями по сравнению с природными процессами скромен и не представляет опасности для цивилизации. Загрязнение пока не создает реальной угрозы планете в целом и ее отдельным геосферам, однако элементы глобального экологического риска все же существуют...» (Селиверстов,  1994. С. 9). Биосфера не потеряла способности нейтрализовать отходы человеческой деятельности. Человечеству следует не перекраивать среду, а приспосабливаться к ритмам природных процессов. «Глобального экологического кризиса нет, как не существует он и в масштабах Российской Федерации. Имеется риск региональных экологических кризисов, отчасти уже проявившихся... Надо трезво смотреть на вещи - максимально прекратить вмешательства в природные процессы и явления, быть к ним внимательнее, чтобы они не застали людей врасплох, не делать поспешных выводов из наблюдаемого, особенно не осуществлять не оцененных по последствиям мероприятий по "исправлению" природно-обусловленных закономерностей и их земных воплощений. Давно известно, что лучше природы не сделаешь, а хуже - почти всегда... Человечеству пора погасить антропоцентрическую манию величия и вседозволенности, понять свое место в окружающем мире, который его породил и выпестовал не для экспериментов по его мнимому совершенствованию, покорению и уничтожению» (Селиверстов, 1995. С. 41, 42, 43). Геоэкология, по мнению Селиверстова (1998. С. 33), - это наука о компромиссах между природопользованием и экологией. «Поиск главного компромисса современности состоит в справедливой и однозначной оценке состояния окружающей среды, степени ее затронутое и ущербленности неестественными процессами и явлениями, в предоставлении возможностей реабилитации среды и возврата ее (или приближения) к природному мотиву эволюции - восстановлении гармонии в природе при прогрессе человечества».

Крупным исследователем антропогенеза и цивилизационного развития, мыслителем, носителем Разума в высшем его предназначении был Никита Николаевич Моисеев (1920-1999). Моисеев, математик, академик, внес большой вклад в понимание взаимозависимых процессов, происходящих в биосфере с учетом влияния человеческой деятельности. Под руководством Моисеева была создана самая совершенная в стране система математических моделей «Гея» в Вычислительном центре АН СССР, с помощью которой были проведены уникальные эксперименты поведения биосферы при различных вариантах нарушения ее естественного развития. Основные выводы, полученные в этих экспериментах и использованные для теоретических построений, изложены Моисеевым в книгах «Экология человечества глазами математика», «Человек и ноосфера» и ряде основополагающих статей. В частности, были просчитаны последствия ядерной войны. Полученные выводы подтверждены независимыми исследованиями американских ученых, и они оказали существенное влияние на смягчение международного противостояния главных ядерных держав. В арсенал геополитиков вошло понятие «ядерной зимы». «Результаты заставили нас увидеть совершенно иначе возможные последствия ядерной войны, записал Моисеев (1988. С. 73, 74, 85). - Стало ясно, что ядерный конфликт приведет не к локальным похолоданиям и мраку под пологом отдельных 488   сажевых облаков, а к "глобальной ядерной ночи", которая продлится около года. Расчеты на компьютере показали: Землю окутает тьма. Сотни миллионов тонн грунта, поднятого в атмосферу, дымы континентальных пожаров - зола и главным образом сажа горящих городов и лесов сделают наше небо непроницаемым для солнечного света... Уже в первые недели средняя температура Северного полушария упадет на 15 - 20 °С ниже ординара. Но в отдельных местах (например, в Северной Европе) падение достигнет 30 и даже 40 - 50 °С... Поскольку практически на всей поверхности материков температуры окажутся отрицательными, то все источники пресной воды замерзнут, а урожай почти на всем земном шаре погибнет. К этому надо добавить еще и радиацию, интенсивность которой на огромных территориях превзойдет смертельную дозу. В этих условиях человечеству не дано будет выжить». Эксперименты, проведенные в СССР и США, перевели ядерное оружие, по выражению Е.П. Велихова, из инструмента политики в инструмент самоубийства.

Математические модели позволили проследить эволюцию биосферы и при «обычном поведении» человечества, и выводы не вызывают оптимизма. Планетарный кризис неизбежен. «И становится все более очевидным, что преодолеть надвигающийся кризис техническими средствами невозможно. Безотходные технологии, новые методы переработки отходов, очистка рек, повышение норм здравоохранения могут лишь облегчить кризис, отсрочить его наступление, дать человечеству тайм-аут для отыскания более кардинальных решений... Следует понять: равновесие биосферы уже нарушено, и процесс этот развивается по экспоненте. И перед человечеством встают вопросы, с которыми оно никогда ранее не встречалось» (Моисеев, 1995. С. 44, 49). Восстановить нарушенное равновесие теми методами, которыми мы владеем сегодня, убеждал Моисеев, невозможно. У человечества есть альтернатива восстановления равновесия: «либо перейти к полной автотрофности, то есть поселить человека в некой техносфере, либо уменьшить антропогенную нагрузку в 10 раз» (Там же.  С. 45). Необходима иная стратегия человечества,  способная «обеспечить коэволюцию человека и окружающей среды. Ее разработка мне представляется самой фундаментальной проблемой науки за всю историю человечества. Может быть, вся наша общая культура - всего лишь подготовительный этап для решения этой задачи, от успеха решения которой зависит и сам факт сохранения нашего вида в биосфере... Необходима более глубокая моральная перестройка самого духа, самого смысла человеческой культуры» (Там же. С. 46, 51). Коэволюция человека и биосферы - это обеспечение такого поведения человека, которое бы не разрушало биосферу, ее основ. Зависимость человека от природы не уменьшается, а напротив - возрастает. Человек должен жить в согласии с природой. Моисеев провозгласил «экологический императив» - приоритет законов природы, к которым человек обязан приспособить свои действия.  Экологический императив Моисеева - это некоторое множество свойств окружающей среды, изменение которых человеческой деятельностью недопустимо ни при каких условиях. Отсюда следует одна из задач географии - изучение пределов возможной трансформации биосферы, которое бы не привело к необратимым для человека последствиям. Моисеев провозгласил необходимость создания нового нравственного императива      уважительного отношения не только к природе, но и людей друг к другу

Человечество не имеет перспективы, развиваясь по европейско-американской модели общества потребления. Главная задача науки - сформулировать систему запретов и способов их реализации. Необходима жесткая система регламентации рождаемости. Население должно быть уменьшено в 10 раз. «Регламентация роста народонаселения, конечно, не даст десятикратного сокращения численности обитателей планеты. Значит, наряду с умной демографической политикой, необходимо создавать новые биогеохимические циклы, то есть новый круговорот веществ, в который войдут прежде всего те виды растений, которые более эффективно используют чистую солнечную энергию, не приносящую планете экологический вред» (Моисеев, 1998. С. 10). «Будущность человечества, будущность Homo sapiens как биологического вида в решающей степени зависит от того, насколько глубоко и полно мы сможем понять содержание "нравственного императива" и насколько человек окажется способным принять его и следовать ему. Это и есть, как мне кажется, узловые проблемы современного гуманизма. Я убежден, что в ближайшие десятилетия уровень их осознания сделается одной из важнейших характеристик цивилизации» (Моисеев, 1990. С. 248).

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.