Географическое знание в эпоху Средневековья

«Необязательно видеть весь путь.
Просто поверьте и сделайте первый шаг». Мартин Лютер Кинг

Materials in English

Home История географии Становление географии как науки: предыстория Географическое знание в эпоху Средневековья
Географическое знание в эпоху Средневековья PDF Печать E-mail

Развитие географического знания в эпоху Средневековья (III - конец XV вв.) характеризуется развитием практически только страноведческого направления. Другие же направления, связанные с математикой и фундаментальными естественными науками, не получили какого-либо развития и даже в значительной степени были забыты.
Только в арабском мире сохранялись некоторые идеи античности, не получая, однако, дальнейшего развития. Основными носителями географического знания были купцы, чиновники, военные и миссионеры, для которых страноведческие знания составляли основу их практической деятельности или государственной службы.
Наибольшее развитие страноведение (в основном, в виде специальных географических произведений) получило в арабском мире. Это было связано с обширностью Арабского халифата, который, начиная с VIII в., постепенно расширился от Центральной Азии до Пиренейского полуострова. Одним из важных факторов развития страноведения был посреднический характер арабской торговли между Востоком и Западом в их традиционном понимании.
Арабские страноведческие произведения носили справочный характер, они давали информацию о народах, богатствах, переправах, населенных пунктах и предметах торговли. Примером может служить самая ранняя сводка такого рода, относящаяся к середине IX в., - "Книга путей и государств" Ибн Хардадбека, чиновника при багдадском халифе. Таков и самый полный многотомный "Географический словарь" первой четверти XIII в., написанный мусульманином из византийских греков Якутом (1179-1229 гг.)14.
Один из крупнейших знатоков арабской географической литературы академик И. Ю. Крачковский так характеризует научное значение записок путешественника:" Интерес к местам у него всецело подчинен интересам к людям, и, конечно, ни о каких изысканиях в области географии он не думал, но, может быть, поэтому его книга оказалась единственным в своем роде описанием мусульманского и вообще восточного общества в XIV в. Это богатая сокровищница не только для исторической географии своего времени, но и для всей культуры той эпохи"15.
Экологическое направление географии у арабов носило характер вульгарного детерминизма, восхваляющего климат Аравийского полуострова, одного из семи "климатов", которые, в отличие от широтных климатов греков, означали крупные регионы мира.
Некоторые великие арабские ученые поднимались до генетических и космогонических рассуждений, однако и они не смогли подняться до уровня древнегреческих ученых. Так, багдадский араб Масуди, в X в. побывавший на Мозамбикском проливе, сделал первое описание муссонов, а также писал об испарении влаги с поверхности воды и последующей конденсации в виде облаков. Великий хорезмский ученый-энциклопедист Бируни был и крупнейшим географом XI в. Во время своих долгих путешествий он изучил Иранское нагорье и большую часть Центральной Азии. Сопровождая завоевателя Хорезма афганского султана Махмуда Газневи в его опустошительном походе на Пенджаб, Бируни собрал там обширные материалы об индийской культуре и положил их вместе с личными наблюдениями в основу большого труда об Индии. В этом труде Бируни, в частности, пишет об эрозионных процессах, о сортировке аллювия, о находках морских ракушек высоко в горах. Он приводит сведения о представлениях индусов о связи приливов с Луной.
Выдающийся ученый, философ, врач и музыкант Ибн Сина (латинизированное Авиценна) (ок. 980-1037 гг.) писал о денудационных процессах. Он описал результаты своих непосредственных наблюдений о выработке долины крупными реками Центральной Азии и на этой основе выдвинул идею о непрерывном разрушении горных стран. Он указал на то, что горы начинают стачиваться в процессе вздымания и что этот процесс идет непрерывно. Но, несмотря на эти (и другие) отдельные достижения, арабская география в смысле теоретических представлений не продвинулась дальше античных географов. Ее заслуга заключается в основном в расширении пространственного кругозора и в сохранении для потомков идей античности.
О низкой ступени теоретических представлений говорят и карты арабов, которые до XV в. строились без градусной сетки. На этих картах для изображения географических объектов использовались правильные геометрические фигуры - круги, прямые линии, прямоугольники, овалы, что неузнаваемо меняло натуру. "Из боязни идолопоклонства коран запрещал изображать людей и животных. Этот запрет нашел свое отражение и на географических картах, которые чертились как схемы при помощи циркуля и линейки".
Исключение составляют карты аль-Идриси (1100-1165 гг.). В 1154 г. появились его "Географические развлечения". Эта книга, в отличие от чисто описательных страноведческих справочников других арабских авторов, содержала проверку идей Птолемея и исправления его ошибок на основе новейших сведений. Кроме того, в книге были составлены две карты мира, круговая и прямоугольная, на 70-ти листах. Именно эти карты и отошли от арабских канонов тем, что географические объекты были изображены на них в натуральных очертаниях. Правда, эти карты были построены также без градусной сетки, т. е. в смысле математического обоснования они уступали птолемеевым, но в номенклатурной части существенно превосходили их.
Теперь обратимся к раннему средневековью в Европе, которое характеризуется в целом упадком науки. Из географических сочинений этого времени обычно упоминается "Христианская география" Козьмы Ин-дикоплова (VI в.), где даются сведения страноведческого характера по Европе, Индии, Шри-Ланке и Эфиопии. Книга получила довольно широкую известность благодаря тому, что в ней решительно отвергалась шарообразность Земли как заблуждение.
Господство натурального хозяйства в средневековой Европе резко сузило значение географических знаний. Только благодаря крестовым походам 1096, 1147-1149 и 1180-1192 гг. европейцы стали нуждаться в географических сведениях, а также познакомились с арабской культурой.
В последующем значительные географические сведения были получены в результате посольских миссий католической церкви в монгольские ханства, наибольший расцвет которых приходится на XIII в. Среди этих посольств выделяют первого из таких послов- итальянца, францисканского монаха Плано Карпини (1245-1247 гг.) и фламандца Гильома Рубру-ка (1252-1256 гг.), которые разными путями достигли столицы великого хана Каракорум, собрали значительный этнографический, исторический, политический и страноведческий материал. Особый интерес представляет отчет Рубрука о его посольской миссии. Он впервые правильно обрисовал очертания Каспийского моря, как считают некоторые специалисты, также первый установил основные черты рельефа Центральной Азии, и то, что Китай с востока омывается океаном. П. Карпини и Г. Рубрук"дали Западной Европе первое действительно достоверное описание Центральной Азии и монгольских народов и тем самым открыли целую новую область для исследования... Уже одно это придает их трудам большую ценность, и, кроме того, они были пионерами в том движении, которое приоткрыло Азию, хотя и на короткое время, для сношения с Европой".
Выдающимся географическим явлением XIII в. следует назвать книгу венецианского купца Марко Поло (1254 - 1344 гг.) "О разнообразии мира" или, как ее обычно теперь называют, "Книга Марко Поло"18. Этот купец осуществил длительное путешествие в Восточную Азию (1271 -1295 гг.), долго служил у хана Хубилая в Пекине, что дало ему возможность широкого знакомства с жизнью народов Восточной Азии. В своей книге, кроме достаточно правдивого описания многих посещенных мест, Марко Поло упоминает о Японии и острове Мадагаскар. Таким образом, он существенно расширил пространственный кругозор европейцев, впервые широко и доступно познакомил их с богатствами Востока.

Характерно, что в 1477 г. в немецком переводе вышло первое печатное издание этой книги и это была одна из первых в Европе печатных книг.
К литературе подобного рода относится и "Хожение за три моря" тверского купца Афанасия Никитина, который путешествовал в 1466 -1475 гг. по южной и юго-западной Азии, долго прожил в Индии. Правда, его книга была открыта и опубликована лишь в XIX в., но как показатель уровня развития и интересов к географической информации произведение А. Никитина заслуженно упоминается в истории географической науки. Он "был первым европейцем, давшим вполне правдивое, огромной ценности описание средневековой Индии, которую он обрисовал просто, реалистично, деловито, без прикрас. Своим подвигом он убедительно доказывает, что во второй половине XV в., за 30 лет до португальского "открытия" Индии, путешествие в эту страну из Европы мог совершить на свой страх и риск даже одинокий и бедный, но энергичный человек, несмотря на ряд исключительно неблагоприятных условий".
В конце рассматриваемого периода географические путешествия стали предприниматься целенаправленно. В этом отношении выдающейся можно назвать деятельность португальского принца Энрики (Генриха), прозванного Мореплавателем (1394-1460 гг.), который в 1415 г. основал в городе Сегрише на юге Португалии мореходную школу и обсерваторию. Капитаны Энрики Мореплавателя шаг за шагом открывали западное побережье Африки, и их географические открытия продолжались до тех пор, пока, накануне эпохи Великих географических открытий, в 1487 г. Бартоломеу Диаш не достиг мыса Доброй Надежды.
Характерным родом географической литературы рассматриваемого периода является и так называемая коммерческая география. В 1333 г. появилась "Практика торговли" итальянца Пеголетти, которая содержала сведения о качестве и технологии изготовления важнейших товаров, о единицах веса и меры, денежных единицах стран, описание пошлин и транспортных издержек, а также караванной дороги от Азовского моря в Китай. Начиная с XIII в., возникает некоторое подобие "количественного" описания государств (в службах губернаторов и дипломатических агентов итальянских городов-государств). В известной степени в них содержались некоторые истоки экономической географии.
В области картографии важным моментом следует считать появление компаса, что вызвало создание так называемых порталанов - компасных карт, где градусную сетку заменили перекрещивающиеся компасные румбы, по которым определялись курсы кораблей. После появления искусства гравировки на меди эти порталаны стали доступными для широкого круга заинтересованных лиц. Хотя математическая основа у них и отсутствовала, изображение объектов побережий было весьма полным и удовлетворяло непритязательные потребности современников.
Таким образом, частью умозрительно, частью эмпирически и математически обоснованно, древние натурфилософы и их арабские комментаторы заложили основы главных современных направлений естественнонаучной ветви географии. Однако их системы, тесно связанные с историей и народоведением, имели гуманитарный характер, и поэтому в их трудах можно находить мысли, относящиеся и к обществоведческой ветви географии.
Разумеется, в средние века совершались и другие выдающиеся путешествия и географические открытия, но многие из них по ряду причин не оказали влияния на развитие человеческой цивилизации, на развитие наук и, в частности, географии. Среди них наиболее значительными были плавания норманнов в VII—XI вв., во время которых ими были посещены берега Белого моря, открыты Исландия, Гренландия, значительная часть восточного побережья Северной Америки. К подобным путешествиям, очевидно, следует отнести и путешествия китайских чиновников в Центральную и Юго-Восточную Азию, плавания полинезийцев в Тихом океане и др. Общей причиной малой известности этих выдающихся достижений в мире является их экономическая преждевременность. Имели значение и языковые барьеры, отсутствие интернациональной оформленно-сти научных знаний (например, на латинском языке, как это имело место в Европе).
Ученые рассматриваемого периода многообразие объектов географии излагали в некотором единстве. Целостность их мышления проявилась в объединении многих сторон философии, истории, математики, естествознания, политики, медицины, этнографии и зачатков других наук. Географические идеи, не исключая редких дошедших до нас трудов по географии, развертывались в единстве указанных воззрений, не составляя чего-то резко специфического — географический материал смыкался, а во многих случаях, и растворялся в других материалах. "Я считаю, что наука география, которой я теперь решил заниматься, также, как и всякая другая наука, входит в круг занятий философа", - писал в I в. нашей эры Страбон (1964, с. 7). Можно было бы сказать и так: географическое знание является одним из первых форм отражения человеком окружающей среды, и при этом географические объекты (горы, реки, населенные пункты и т. д.) легко воспринимаемы физиологическими рецепторами человека, а географическая информация необходима всем - охотникам, земледельцам, военным, торговцам, политикам. Поэтому не удивительно, что география в абстрактно-целостных построениях древних ученых играла важную роль.

 

-->


Copyright 2011-2012 © "Все про страны.ру". Все права защищены. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.